Форумы на Наша-Life
Home user CP  
Календарь событий Найти других пользователей Часто задаваемые Вопросы Поиск  
Автор
Тема
Создать Новую Тему    Ответить
Майор Пейн
(How stupid that was...)

Зарегистрирован: Nov 2005
Проживает: Default State/Default City
Написал: 2412 сообщений

Оценка: 74 Votes 74 чел.

Сообщение #699826
Цитата:
Оригинальное сообщение от ucugoP
Ниасилил
З.Ы.Все бы хорошо, вот только прятки по - английски пишутся как "Hide and Seek". Исправь пожалуйста название темы, а то глаза режет.

В этом вся соль. Главного героя зовут Джейсон Хайд (Hyde), его антагониста - Сик (Sick). Получается так омофонично - Hyde & Sick - Hide-&-Seek. Задумывалось, что главному герою придется прятаться по полной, уходя от полиции.
Отсюда, мать твою, выход только через крышу
Old Post 15-03-2008 08:54
Майор Пейн отсутствует Посмотреть данные 'Майор Пейн' Отправить Приватное Сообщение для 'Майор Пейн' Найти другие сообщения 'Майор Пейн' Добавить Майор Пейн в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
Майор Пейн
(How stupid that was...)

Зарегистрирован: Nov 2005
Проживает: Default State/Default City
Написал: 2412 сообщений

Оценка: 74 Votes 74 чел.

Сообщение #749321
И снова привет. Вспомнил, что у меня есть рассказ и что надо его закончить. У меня окончательно вырисовался сюжет, и судя по количеству свободного времени, все идет к логическому завершению. Увы, чтобы свести все вместе, пришлось немного изменить факты из биографи героя: оказывается, господин Хайд год отслужил в войсках, хотя раньше (в четвертой главе) я это отрицал.
Хотел сделать по принципу LOST - последний эпизод в два раза длиннее предыдущих, но потом понял, что вам такое количество текста будет очень сложно читать, и решил разбить последнюю главу на две. Да к тому же не могу я не делиться своей работой, когда она есть. В общем, в этой главе не слишком много событий, но я считаю, что она - лучшая из всех, написанных мною.

Глава V

Путь до станции “Алый Коридор” получился сравнительно неспокойный, но без инцидентов. Джейсон, опираясь на рукоять пожарного топора, прихваченного с собой, и освещая рельсы подсветкой смартфона, в быстром темпе преодолел его в точности за расчетное время и только изредка останавливался, чтобы отдышаться. Но даже эти полуминутные передышки пугали молодого человека и гнали вперед, ведь как только стихало ритмичное постукивание топора о рельс, для Хайда туннель наполнялся новыми, неведомыми, а потому, ужасными звуками: шорохами, бульканьем, скрипом, дыханием и порою покашливанием. Черная, как уголь, тьма подземки давила на него, вызывая приступы клаустрофобии. Более того, почти всегда Джейсон чувствовал на себе чей-то взгляд, но тот, кому он принадлежал, вероятно, в той же степени боялся фельдшера и потому не приближался, двигаясь скрытно позади или где-то сбоку. В некоторый момент Джейсон осознал, что будет рад нападению еще одного бездомного, лишь бы не тупо шагать вперед в неизвестность. Однако пульсирующая в мозгу мысль о мести Сику, этому выродку, монстру, терзающего Хайда с самого утра, заставляла сделать фельдшера еще десять, сто, тысячу шагов.
Он чуть не прошел станцию. Где-то в середине перрона дрогнувший пучок света выхватил из темноты ярко-красную плитку, а чуть дальше Джейсон смог разглядеть пластиковые буквы “ ЛЫЙ КОРИ ОР”. Подошел ближе и увидел, что недостающие символы “А” и “Д” кто-то неаккуратно (стена была вся в потеках) вписал от руки. Стараясь не думать, чем был написан темно-красный «ад», Хайд влез на перрон и принялся искать служебный вход, который должен был стать выходом на поверхность.

- Все слышали? – спросил Майкл. – Срочно с десяток патрулей в Алый Коридор!
- Знаешь, Майкл, - немного помедлив, ответила Карла, - это будет не слишком просто. Во-первых, говорят, что утром этот гад подстрелили двоих ребят из монорельсового патруля, Но это еще полбеды, долг есть долг. Прикажут взять психопата – наши его возьмут. Другое дело, Алый Коридор. Никто из людей в трезвом уме не осмелится приблизиться даже к кордону, там даже копы отмороженные. А, с позволения сказать, жители района, - она брезгливо поджала губы, - увидев столько патрульных машин, обязательно выйдут на улицы. Начнутся беспорядки.
- Кому ты это говоришь… - было озлился инспектор, но тут Аластор Ил веско вставил:
- Десять не нужно, хватит и пяти. Пусть машины не разделяются на участки, а просто встанут перед въездом в район в режиме ожидания. И обязательно вызовите карету скорой помощи. Попробуйте упомянуть о денежной премии, перед праздниками это будет кстати.
Женщина кивнула и вышла.
Хантер недоуменно спросил:
- Это все очень здорово, но для чего выстраивать машины в ряд?
- Они въедут в район, как только мы укажем им точное местонахождение подозреваемого.
- Точно, понял тебя. Ты, наверное, заболел, раз предлагаешь нам вдвоем патрулировать Алый Коридор. Вечером. – Хантер поежился и поглядел в окно. В зимнее время в Мегаполисе темнело очень рано.
- Каких-то полтора-два часа, - невозмутимо сказал Ил. – Он нам сам позвонит. Быстренько вызовем подкрепление, оцепим дом, да пусть целый квартал и сцапаем ублюдка.
Майкл наморщил лоб. План Аластора был неплох.
- Хорошо, - устало выдохнул инспектор, - пусть будет по-твоему. Выдвигаемся через полчаса.
- Чудесно! Скажи, здесь есть кафетерий или столовая?
- Конечно, как выйдешь из кабинета – налево и прямо.
И вот в кабинете Хантер остался один. Задумчиво барабанил пальцами по столу, кусал губы. А потом зачем-то приблизился к экрану терминала и вывел полный список сотрудников полиции Мегаполиса.

Лезвие тонким звоном нарушило тишину. Удар! Топорище проломило старые доски насквозь. Еще удар! Джейсон разбивал преграду с остервенением. Служебный вход на станцию не был закрыт на железную дверь, как в старом спальном районе, а просто второпях заколочен.
Наконец, беглец переступил через пролом и вышел на поверхность. Наблюдателю, если бы он был, действия молодого человека показались бы такими же престранными, как и сам молодой человек: взмыленный до такой степени, что на морозном воздухе от него шел пар, выпачканный почти любой грязью, которая существовала на свете, в разорванной в некоторых местах одежде, с красным топором в руке и рюкзаке за плечами, Джейсон улыбался и жадно вдыхал пахнущий канализацией, нечистотами и бог весть, чем еще, воздух. И все-таки свежий воздух, а не его спертое подобие, которое было внизу, в подземке. А еще Хайд наблюдал догорающий день – последние лучики света прятались за далекими домами бизнес-центра. На Мегаполис опускалась ночь, и что-то подсказывало Джейсону, что она будет долгой.
Он огляделся и увидел метрах в двухстах парадный вход на станцию. Глядя на то, как к костру, разведенному в бочке, подходит греться тройка бомжей, Хайд порадовался, что отыскал именно служебный вход, а не стал ломиться через парадный: обитатели района, увидев чужака, бросились бы защищать свою территорию, а лишняя схватка фельдшеру совершенно была не нужна.
Джейсон зашагал в противоположную сторону, нашаривая в кармане мобильный телефон. Едва он ступил на проезжую часть (какая разница, где идти, машины здесь не средство передвижения, а дом, подумалось ему), пошел снег. Не промозглая крупа, как за день до этого, а правильный, с большими снежинками, и совершенно не тревожимый ветром.
- Да? – испортил идиллическую картину ненавистный холодный голос.
- Я добрался, - сказал Джейсон.
- Выдающееся! – расхохотался Сик. – Вы как всегда на высоте, мистер Хайд.
- Ага. Скажи мне адрес, упырь, - фельдшер хотел обложить психопата забористыми ругательствами, но решил не испытывать судьбу. Поквитаюсь с тобой еще сегодня, решил он.
- Терпение, сначала загадка. – Он ненадолго замолчал, но после выдал: - Вы знаете, полтора столетия назад, советские чекисты, чтобы выбивать из подследственных на допросах сведения, придумали разделять мужчин на две категории. Первые больше всего боялись ослепления, и рычагом давления на них стали их же глаза. – Сик говорил отчетливо, словно радиоведущий или лектор в университете. - Когда раскаленное шило приближали к глазным яблокам, они подписывали все, что нужно было следствию. Какая была вторая категория? У вас достаточно времени, чтобы подумать, ведь вы уже на финишной прямой. Не торопитесь.
Джейсон напрягся. Чего станет бояться даже здоровенный бугай с железными нервами? Ну конечно…
- Яйца, - тихо сказал он. И, кашлянув, добавил: - Они боялись быть оскоплены.
- Быстро вы меня! Хотя чего жаловаться, я сам знал, кого выбираю. Запоминайте или записывайте: Sadovaya, 302-бис. Я буду ждать вас на лестничной клетке четвертого этажа.
- Скажи мне, чтобы облегчить задачу, - поинтересовался Хайд ледяным тоном, – ты из какой категории?
Ответом ему были короткие гудки. Джейсон лишь понадеялся, что ему удалось вывести убийцу из себя.
Он убрал телефон и глубоко вдохнул. Снег, не слышавший ни кровожадной загадки, ни перепалки, продолжал мягко опускаться на мостовую. Снегу не нужно было сейчас ни звонить в полицию, ни идти на улицу Sadovaya убивать человека, испортившего ему жизнь, ведь он – лишь замерзшая вода. Похолодало: Хайд поежился и плотнее закрыл куртку – застегиваться отчего-то он не хотел. Попробовал было шагнуть вперед – и не смог оторвать ногу от земли. То ли тело, давно не испытывавшее за день таких нагрузок, отказывалось подчиняться и требовало отдыха, то ли это самому фельдшеру хотелось просто стоять посреди темной улицы, в самом опасном районе города, наблюдая за медленно падающими снежинками и подставляя морозу ушибленное тело.
И снова та же мысль, что и в метро, вывела его из забвения. Он зачерпнул из сугроба, умыл руки и лицо, привалился к стене дома. Снова набрал три заветные цифры – его опять соединили с 829 департаментом –; не сказал в трубку ничего, кроме своего имени и адреса Sadovaya, 302-бис, и уже приготовился идти, как вдруг сзади его окликнули: «Молодой человек!..»

Майор Пейн добавил 24-07-2008 в 12:32:19:
Нога инспектора Хантера мягко опустилась на педаль тормоза. Их машина приближалась к кордону, и перед въездом в Алый Коридор лучше было узнать всю правду о напарнике, которому он собирался подставлять незащищенную спину.
- Знаешь, Аластор, - Майкл решил начать прямо, - поначалу я обрадовался тебе. Ты здорово помог там, в доме, - Хантер коснулся сломанной переносицы. – И версии выстраиваешь грамотно. Отличный коп. Если бы не тот факт, что ты словно с неба свалился.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурился Ил.
- Когда ты вышел перекусить, я открыл базу данных полиции Мегаполиса. Ты не числишься ни в 823 отделении, ни в каком-либо другом.
Ил достал свои вонючие сигареты и прямо в салоне, не открывая окна, закурил. Мягко заработали воздушные фильтры, выбрасывающие дым из машины.
Майкл глянул на пачку и чуть не ахнул. Это была “Ява”! Он быстро выхватил пистолет и направил его на Аластора Ила.
- Убери это, - тот будто от надоедливого насекомого отмахнулся. – Сейчас я все расскажу.
Хантер приготовился слушать, но оружия не убрал.
- Я из Бюро, - посмотрел на него Аластор Ил. – Насколько ты знаешь, мы сами выбираем себе кадры из структур. Два месяца назад мы стали наблюдать за тобой.
Он затянулся и выпустил дымное облачко.
- Первоклассный работник, полсотни раскрытых дел за два года. Многочисленные рекомендации. Шеф решил, что ты нам подходишь. Сегодня я должен был встретиться с тобой и сообщить дату испытания в штаб-квартире. Но все получилось гораздо лучше: в участке мне сказали, что ты только что выехал по анонимному вызову. Я понял, что могу видеть, каков ты в деле без всяких тестов.
- А если бы я отказался? – сказал Хантер и тут же понял, что сморозил глупость. От предложений госбезопасности не отказывались. Таких условий не мог предложить больше никто.
Взгляд и улыбочка на лице Ила словно говорила: «Сам все понял?»
- Что же до сигарет, - продолжал Аластор, - то это чистое совпадение. Если ты помнишь, я еще в подвале посмеялся по этому поводу.
Ствол остался в прежнем положении.
- Позволишь удостоверение показать?
И лишь увидев документ, Майкл Хантер опустил оружие.
После проверки они въехали в Алый Коридор. Достаточно развязный проверяющий усмехнулся и многозначительно пожелал им успехов в поимке преступника.

- Молодой человек! – не слишком громко, чтобы не услышали ненужные “коридорщики”, но не слишком тихо, чтобы услышал Джейсон и понял, что обращаются к нему, повторил неизвестный. – У вас огоньку не будет?
Хайд медленно повернулся, пытаясь разглядеть человека. По направлению к нему шагала невысокая и плотная фигура. На всякий случай Джейсон незаметно перехватил топор поудобнее.
Света, чтобы увидеть лицо незнакомца, не было. Густо застроенный Алый Коридор вообще походил на какое-то сплошное темное пятно по сравнению с остальным городом. Однако ровно на середине пути между Джейсоном и незнакомцем работал фонарь. Человек подошел к бледному пятну на дороге и остановился, выжидая.
Фельдшер мог повернуться и спокойно уйти, но подсказывало ему: этот человек и дальше будет идти за ним. Выбора не было, и Хайд крикнул:
- Нет!
Фигура незнакомца вошла в круг.
- Вы не могли бы подойти?
В воздухе снова повисло молчание. Джейсону совсем не нужны были контакты с обитателями района. Из темноты вполне могли выпрыгнуть дружки этого таинственного человека, решившие, что у чужого есть, чем поживиться. То же самое могло случиться, если бы Джейсон повернулся и ушел. Поэтому Хайд сжал рукоять тяжелого пожарного топора и двинулся к неизвестному.
Приближаясь, он, наконец, разглядел человека. Судя по одежде, которая представляла собой темную поношенную дубленку, старые синие штаны-треники и вязаную шапочку на голове, это был еще один бродяга. Незнакомец был пожилым, но возраст Джейсон точно определять бы не решился, ростом примерно на полголовы ниже фельдшера. Морщинистое лицо покрывала подернувшаяся сединой щетина. Цвета глаз незнакомца беглецу разглядеть не удалось из-за слепящего, какой бывает в операционных, света фонаря. Несмотря на обноски, старичок (так про себя Джейсон окрестил незнакомца) выглядел довольно ухоженно и аккуратно. В довершении, старичок по-доброму, почти по-отечески, улыбался, пытаясь расположить к себе, но обе руки отчего-то держал за спиной. Хайд отметил это и вплотную приблизился к незнакомцу.
- Значит, не курите? – говорил он мягко, но глухо, иногда покашливая.
Джейсон покачал головой. В сумерках он, как и любой немного близорукий, видел хуже. Сейчас он силился изучить незнакомца, прочитать его выражение лица, посмотреть в глаза, найти умыслы.
- Правильно делаете! – усмехнулся старичок и вытащил руки из-за спины. В них оказалась всего лишь сигарета и допотопная газовая зажигалка “сверчок”.
- Знаете, а я вас сразу узнал. Со спины, – сказал он, выдыхая дым.
Джейсон ошарашено посмотрел на него – должно быть старик его признал за другого!
- Никак не вспомните? Неужели настолько сильно изменился? Да, а всего-то два года прошло… Это же я, доктор Айван Джекилл, ваш преподаватель нейрохирургии в университете!
Хайд от удивления открыл рот. Этот бездомный – светило медицины и один из его любимых лекторов? Он мысленно убрал бороду и надел на грустно улыбающегося старика очки – да, это действительно был доктор Джекилл. Только морщины прибавились, да глаза стали какие-то другие, водянистые, потускневшие.
- Но… как, откуда вы здесь? – вопросил Хайд. – Вы же… невозможно, чтобы вы, такой интеллигентный и умный человек…
- Ну-ну-ну, бывает в жизни такое, - ответил доктор. – Два года назад потерял жену, знаете ли. Тяжело переживал утрату. Начал употреблять спиртное. Однажды пришел в университет, нагрубил ректору, м-м-м… - помялся старичок, - скажем так, устроил дебош. В результате потерял работу, уволили с плохой рекомендацией. Ах, у Пирогова (Хайд вспомнил их ректора, сварливого сухого деда) такие связи – меня перестали брать на работу. Ну и, - Джекилл повел рукой вокруг, - вскоре оказался здесь.
Стояли в молчании: Джейсон переваривал историю и принюхивался к дыму, показавшемуся ему знакомым, но так и не вспомнил, где чувствовал его прежде; а Айван Джекилл думал о чем-то своем. Потом оглядел молодого человека и сказал:
- Судя по вашему внешнему виду, вы здесь тоже не от хорошей жизни. Расскажете? Пойдемте ко мне, Джейсон, поедим горячего…
- Я был бы рад, доктор, но у меня нет времени. Мне как можно быстрее нужно добраться до одного места в этом районе. Вопрос жизни и смерти.
- Я неплохо знаю Алый Коридор. Могу составить вам компанию? Мне все же интересно, что с вами случилось.
Неужто улыбнулась удача, подумал Джейсон. С проводником, который еще и старый друг, он доберется до Сика в разы быстрее. И приятнее.
- Это было бы чудесно, - улыбнулся Хайд и назвал адрес.
И они пошли вперед, учитель и ученик, волею судеб оказавшиеся в одном и том же месте в одинаковое время. Джейсон рассказывал, а доктор Джекилл внимательно слушал, порою перебивая и вслух вспоминая события прежней, прошлой жизни, но постоянно возвращаясь к рассказу своего студента. Хайд говорил, и на душе у него становилось легче.
Отсюда, мать твою, выход только через крышу
Old Post 24-07-2008 12:31
Майор Пейн отсутствует Посмотреть данные 'Майор Пейн' Отправить Приватное Сообщение для 'Майор Пейн' Найти другие сообщения 'Майор Пейн' Добавить Майор Пейн в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
ShOOt_niK
(я внутри или снаружи)

Зарегистрирован: May 2005
Проживает: .ru/Ростов
Написал: 3373 сообщений

Старожил 
Сообщение #752079
Отлично. Я кажется, догадался)
Вот правила (на форуме), возможно, противоречат здравому смыслу (с) P_Gman
Old Post 01-08-2008 11:11
ShOOt_niK отсутствует Посмотреть данные 'ShOOt_niK' Отправить Приватное Сообщение для 'ShOOt_niK' Найти другие сообщения 'ShOOt_niK' Добавить ShOOt_niK в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
MoNiTeam
(Теоретик полураспада)

Зарегистрирован: Nov 2007
Проживает: Украина/Николаев
Написал: 250 сообщений

Оценка: 10 Votes 10 чел.

Сообщение #754285
Ура! Продолжение! ...о ужас, неужели это...?))
Когда 6-я глава будет?
Йа коровко!
В контакте
Я знаю мир: в нем вор сидит на воре,
Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом,
Бесчестный- честного стыдит,
А капля счастья тонет в море горя...
Old Post 07-08-2008 22:13
MoNiTeam отсутствует Посмотреть данные 'MoNiTeam' Отправить Приватное Сообщение для 'MoNiTeam' Найти другие сообщения 'MoNiTeam' Добавить MoNiTeam в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
Майор Пейн
(How stupid that was...)

Зарегистрирован: Nov 2005
Проживает: Default State/Default City
Написал: 2412 сообщений

Оценка: 74 Votes 74 чел.

Сообщение #761546
О черт, я напоминаю себе сценаристов LOST и украинских разработчиков GSC одновременно. Первых - потому что зашел в глубоки-глубокие дебри и непонятно как оттуда выберусь, вторых - потому что кормлю вас обещаниями о завершении уже не первый месяц.
Из Крыма привез гигантскую главу, в которой немного поэкспериментировал с формой повествования. Сам чувствую, что расту Мы подобрались вплотную к финалу, и в следующей главе уж точно будет развязка.

Глава VI

Два облака в ночном небе, будто корабли на реке, расходятся в разные стороны, и за ними открывается полная луна. Тотчас её свет льется на всю громаду города-Мегаполиса, освещая районы, кварталы, дома. Ясные, благодаря ксеноновым фонарям и прочим осветителям, улицы в сочетании с лунным светом превращаются в фотографии, сделанные в режиме сепии, – контраст повышается до такой степени, что остаются только несколько цветов.
Падающий свет не оставляет без внимания заколоченное окно прогнившего дома в нуждающемся и опасном районе Мегаполиса. Свет пробивается сквозь доски и дотрагивается до пустых зеленых бутылок, неизвестно кем и когда забытых на пыльном столе. Емкости выстроены в ряд и по высоте таким образом, что свет, преломившись в зелени стекла, проецирует на стену устрашающую тень, похожую на расставленную пятерню. В щелях между досок виднеются искорки летящих снежинок, крупных, правильных. И их тени порою тоже заглядывают в помещение, но тени эти какие-то комковатые и на снежинки вовсе не похожи, да скрываются очень быстро. Из-за этого кажется, что на улице идет беззвучный дождь.
Вы стоите на кухне одной из брошенных квартир и внимательно вслушиваетесь, потому что в данный момент исход сегодняшней комбинации, на розыгрыш которой вы потратили весь день, зависит от вашего слуха. Вы думаете, что куда как большее время потребовалось для придумывания плана и подбора участников и что много раз партия сегодня зависела не столько от вас, а от других людей и от вмешательства его величества случая. Сразу после вы противопоставляете себе, что подбором участников (точнее, одного участника) занимались именно вы, а значит, его заслуги и победы в какой-то степени принадлежат вам. Одним словом, вы коротаете тот небольшой – но тянущийся неимоверно долго – отрезок времени, который отделяет вас от триумфа и от утоления жажды, мучающей вас на протяжении почти двух лет.
Топот первой пары ног и сбивчивое дыхание бегущего человека вы услышали спустя два с лишним десятка секунд после того, как стали в тени кухонной вытяжки и приготовились ждать. Еще с полминуты – и в квартиру влетают два человека, преследующие первого. Они буквально режут яркими фонариками темноту и вполне могли бы вас обнаружить, если бы знали о существовании кухоньки. Вы мысленно хвалите себя – недаром вы целую неделю провели в поисках подходящей планировки.
Они что-то говорят во тьму – вы не разбираете, – видимо, успокаивают отчаявшегося беглеца.
Месть это блюдо, которое никогда не протухнет, поэтому вы не спешите. Хотя если преследователи убьют участника, вам будет жаль, потому что сегодня он был исключительно удачлив, живуч и хладнокровен во время “игры”, и после личной встречи вы стали симпатизировать ему. Следует помочь, решаете вы.
Вы опускаете на глаза прибор ночного видения, купленный из-под полы, тихонько взводите курок и медленно, как кот, так, чтобы не скрипнула каменная крошка или стекло под ногами, стараясь не задеть ни единого предмета, выходите из своего убежища.
Вы преодолеваете холл и то, что вы условно называете “залой” – между двумя квартирами рухнула перегородка и получилась единая большая комната. Вот вы видите спины преследователей – те и не подозревают об опасности сзади, т.к. увлечены поимкой преступника, в чьей виновности полностью уверены после сцены наверху. По шевронам на верхней одежде вы понимаете, что вам нужен правый. Эндшпиль. Вы выпрямляете руку с пистолетом и кладете палец на спуск и счастливо улыбаетесь.
Но подождите! Не спешите стрелять; давайте для ясности ознакомимся с событиями, предшествовавшими вашему триумфу.

После заставы ехали молча, пока тишину не нарушила трель звонка телефона инспектора Хантера. Сворачивая на обочину, полицейский подумал, насколько он старомоден – использует допотопную модель спутникового телефона безо всяких гарнитур и проч., и даже мелодия сигнала не представляла собой ничего выдающегося – любимую песню заменял стандартный “бип”.
Хантер думал об этом каждый раз, отвечая на личные звонки. Он не мог не то что вспомнить название любимой песни или композиции, но даже последний раз, когда слушал музыку. Он также не помнил название последней прочитанной книги и просмотренного фильма, настолько это была давно – да и было ли?.. Майкл Хантер был, наверное, единственным в мире человеком без хобби и увлечений. Впрочем, парочка у него все же была: его работа, алкоголь и коллега по имени Карла Валенти (крошечный эпизод их отношений мы с вами имели возможность наблюдать немного раньше). Пожалуй, на все остальное, что не затрагивало эти три предмета, инспектору было наплевать. К примеру, на мои рассуждения и в особенности сейчас, потому как с самого утра Майкл был на взводе, а за целый день произошло столько событий, сколько обычно занимало месяц или даже полгода.
Тем не менее, Хантер занимался любимым делом, и жаловаться ни в коем случае не собирался. Он просто нажал на кнопку приема.
Сложно описать его удивление, когда в трубке зазвучал голос анонима, сообщившего об убийстве утром:
- Sadovaya 302-бис, восьмой этаж. Автомобиль оставьте во внутреннем дворе, туда можно проехать через арку. Полчаса. Прошу, не опаздывайте, от вас могут зависеть жизни. Да, чуть не забыл, обыскивать дом не стоит – “коридорщики” не будут рады двум копам, постучавшим к ним в дверь среди ночи.
Аноним сказал это, хихикнул вслед, очевидно считая, что последняя его фраза получилась смешной, и повесил трубку.
Инспектор Хантер и агент Бюро Аластор Ил переглянулись. Мгновенье – и они будто становятся одним человеком. Говорят так, я подразумеваю, что эти два сыщика начинают действовать необычайно слаженно, дополняя друг друга; как единое целое, словно и не было конфликта перед кордоном. Так ведут себя профессионалы, когда от них действительно требуются их навыки. Долой вражду, успех операции не зависит от текущей приязни друг к другу.
Машина срывается с места – это Хантер вдавливает педаль газа в пол; Ил в этот момент продумывает на навигаторе кратчайший маршрут и сообщает о цели пяти патрульным машинам, что стоят на заставе в очереди. Их с Майклом авто доберется до Sadovoy менее чем за четверть часа.
Шипит передатчик, и дежурная сообщает, что поступил звонок от Джейсона Хайда – он просит прибыть детективов по такому-то адресу.
Хантер интересуется, называл ли подозреваемый конкретный номер квартиры или этаж.
Да, называл. Четвертый этаж.
Майкл подтверждает получение сведений и продолжает нестись в темноту Алого Коридора.

Они на месте. Майкл зарулил в арку, припарковался во дворе, заглушил мотор и погасил габаритные огни.
Он и Аластор проверили оружие и двинулись к входу в дом, старый и очень ветхий. Около подъезда Ил выплюнул сигарету, с которой не расставался с момента звонка, в сторону урны, но промахнулся.
Положив ладонь на скобу-ручку старой двери, совершенно без всяких запоров, будь то биометрическая защита или просто ржавый замок, Ил спросил:
- У нас два этажа. Какой выберем?
Хантер, даже не догадывающийся, какую роль его решение сыграет не только в операции, но также в жизни его напарника поневоле и его собственной, не задумываясь (ручаюсь, если бы он знал об ответственности этой секунды, то задумался, а может, придумал даже какой-то хитрый план), ответил:
- Восьмой. Я преступникам не верю.

Джейсон Хайд и доктор Айван Джекилл свернули на улицу Sadovaya. В компании бывшего преподавателя, хорошо знавшего район Алого Коридора, идти Джейсону было почти не боязно, и он реже стал вслушиваться в сгущающуюся темноту. Однако на перекрестках и в тех местах, где не мешали дома, фельдшер мог слышать выстрелы или чей-то вскрик, а из подворотен и тупичков – менее сильные звуки, вроде звона бьющегося стекла и шипения пара, вырывающегося из канализационного люка. В эти нечастые моменты Джейсон, натерпевшийся за день, вздрагивал всем телом, а его спутник и ухом не вел. Хайду не помогал даже его опыт службы в Миротворческих Силах, и, видя реакцию доктора Джекилла и сравнивая её со своей, он сильно смущался, но поделать с собой ничего не мог, ведь понимал – сознание и тело нуждались в глубоком сне. Несмотря на то, что Джейсон еле волочил ноги, он, казалось, стремился быстрее добраться до 302-го дома и подгонял доктора, время от времени останавливавшегося, чтобы перекурить.
Метров за сто до строения – Айван Джекилл сказал: «Почти дошли» и указал рукой в сторону – Хайд остановился. Он твердо решил идти на встречу с Сиком один. Услышав это, доктор сказал:
- Да, я понимаю. Вы давно не мой студент, и в опеке не нуждаетесь. Будьте осторожны. Давайте простимся.
Джекилл протянул руку, а Хайд заметил в его глазах блеск, который принял за невольные слезы чувств, отчего-то накативших на старика.
Доктор еще немного смотрел в спину удалявшемуся Джейсону и после пропал в морозном вечере.

Майор Пейн добавил 26-08-2008 в 19:59:28:
Вот Джейсон, наконец, остановился, и перед ним предстал дом за триста вторым номером. Это двенадцатиэтажное здание, возведенное еще в последнюю пятилетку прошлого века, как и все остальные дома в районе, брошено. Но «брошено» не значит «необитаемо». После колоссального роста преступности в Алом Коридоре, девять месяцев назад приобретшего статус целой гуманитарной катастрофы, жильцы спешно покинули дома. Строения, в свою очередь, были сразу облюбованы виновниками катастрофы и превратились в своеобразные ночлежки. В том, что дом не пустует, фельдшер моментально убедился, приметив возле двери подъезда свежий окурок.
Перед тем как войти внутрь, Джейсон окинул взглядом дом. Верхние его этажи и вентиляционные трубы на крыше не позволяли еще не высокой луне хорошо освещать само здание и близлежащий дворик. Ночное светило создавала светлый ореол вокруг верхнего края дом; но ореол этот вот-вот должен был исчезнуть – луна поднималась выше и выше, постепенно занимая свое законное место в небе. В полутьме строение походило на голову угрюмого старца со стенами горчичного цвета вместо кожи, с частыми косыми рогами телевизионных антенн вместо редких волос на черепе, симметрично распахнутыми с противоположных сторон дома на нескольких этажах (прежние хозяева проветривали, да забыли закрыть) оконными рамами вместо ушей, с проемами, в которых еле теплится одинокая лампочка, вместо глаз, с толстой железной дверью без запоров вместо раскрытого беззубого рта.
Но вот лунному свету уже ничего не мешало, и он разлился бледно-золотым, освещая доселе темный двор. Джейсону показалось, что двор пустынен, поэтому он шумно хлюпнул носом и открыл входную дверь.
Хайд вошел внутрь и остановился, пытаясь привыкнуть к темноте. Спустя полминуты он начал различать внутренности здания, но до того Джейсон ознакомился с домом через запахи и звуки. Вонь мочи – не только человеческой, но и животных, – запахи сырости, плесневелости затхлости и разложения, капающая из труб вода и гул ветра и многие, многие другие неизвестные шумы и ароматы складывались в мелодию уныния и запустения и заставляли думать, что дом – живое самостоятельное существо.
Джейсон двинулся по лестнице, осторожно придерживаясь за выкрашенные синим стены. С улицы он видел, что где-то выше горит лампочка, но пока было темно, хоть глаз выколи. Он снова, как в метро, вытащил телефон и посветил дисплеем вокруг. Хайд увидел, что кое-где стены измалеваны граффити и исписаны словами напополам с символами совсем не знакомыми ему. Он вспомнил – это кириллица и немного пожалел, что с ним нет доктора Джекилла, который происходил из русских и мог бы прочесть надписи (между нами говоря, слова были такие, что интеллигентный Айван Джекилл не стал бы их переводить).
Хайд уловил легкое движение воздуха: открылась дверь, ведущая на лестничную клетку второго этажа. Быть может, Джейсону показалось, но из проема высунулась чья-то нечесаная голова, которая сверкнула в его сторону глазами, тихо-тихо выругалась и спряталась обратно. Это вынудило фельдшера ненадолго остановиться, погасить свет мобильного телефона и вслушаться. Далеко наверху кто-то чихнул, внизу послышался шорох. Подождав, пока все стихнет, молодой человек продолжил путь наверх.
Тусклая сорокаваттка выхватывала из тьмы полпролета лестницы, намалеванную по трафарету цифру “4”, и серую дверь с ушками для навесного замка, но сам замок отсутствовал. Хайд поправил рюкзак на спине, попытался спрятать топор и, приготовившись, толкнул дверь.
Неожиданно, прямо за ней никого не было. Джейсон был готов повалить злодея Сика, который должен был стоять у окна, возле радиатора, и бить его, бить до тех пор, пока молодому человеку не станет легче или пока мерзавец не перестанет дышать. А если убийца еще будет в сознании, то Джейсон отрежет ему кисть. После перевяжет и станет дожидаться властей.
Но Сика не было. Не было ни леденящего голоса, ни оскала, которого Хайд никогда не видел, но отчетливо себе представлял.
В отчаянии фельдшер бросил в сторону топор. По звуку тот упал на что-то мягкое, и Хайд наконец увидел, что в противоположном от двери углу сиди – а вернее, полулежит – человек. Джейсон бросился к нему.
В свете луны, пробивавшемся через окно, он увидел бледное худое лицо. Глаза человека были закрыты, из-за изможденного выражения лица казалось, что он сильно и устал и поэтому прилег здесь отдохнуть. Одет он был в такую же рванину, как и люди возле входа на станцию метро, пах мускусом и мочой, поэтому сомнений не было – перед Хайдом лежал еще один грязный бездомный.
Едва контролировавший себя Джейсон этого не понял и тряс мужчину, и бил его с размаху по щекам, и кричал:
- Кто вы? Где Сик?
Но вдруг его рука коснулась левой стороны шеи бомжа и ощутила влагу. Хайд прекратил экзекуцию и поднес ладонь к свету: пальцы были выпачканы темным – сукровицей. Не поверив собственным глазам, фельдшер снял рюкзак и придвинул к окну туловище человека, чтобы разглядеть рану. Тело было абсолютно безвольным и холодно как лед. Не может быть, подумал Джейсон.
Шею бездомного рассекал аккуратный разрез, сделанный ничем иным как хирургическим скальпелем. И тут Хайд осознал, что мужчина был изуверски убит – из него выкачали всю кровь. Все пять литров. Убийце даже не нужен был насос – бездомный, судя по перегару, в последние свои минуты был пьян, а практически весь алкоголь повышает давление. Злоумышленник разрезал сонную артерию и собрал кровь под высоким давлением, пользуясь пластиковым шлангом и емкостью. Вероятно, даже не запачкался. Труп не коченел, потому что остатки теплой крови сочились сквозь надрез, хотя и замерзая вне сосудов, но, не давая телу затвердеть.
Совершить подобное мог лишь профессиональный врач.
Джейсон повернул голову мужчины к себе, и его будто поразило громом. Этого бомжа он видел сегодня утром в собственном доме, когда снимал кроссовки, чтобы запутать погоню. Ошеломленный, он выпустил из рук голову и отполз чуть в сторону от тела.
- Что же происходит? – прошептал он, пытаясь унять дрожь в руках.
От наваждения его избавил скрип ведущей к лестнице двери. На площадку вошел – настолько неслышно, что правильнее сказать, выплыл – невысокий человек. Он медленно стал к окну так, чтобы свет луны позволил фельдшеру разглядеть его.
Седая бородка. Старая дубленка и тренировочные штаны. Вязаная шапочка на макушке.
- Вы? – сипло спросил Хайд, чувствуя, как сердце убыстрило ритм. К его горлу подступал комок; съеденный за весь день шоколад запросился назад.
Доктор Айван Джекилл ответил не своим голосом, но тем, который молодой человек слышал до этого только в трубке и который успел возненавидеть; голосом, холодным, как жидкий азот:
- Я. Вы не представляете, насколько мне жаль, мистер Хайд. Надеюсь, к нашей следующей встрече вы меня поймете.
Не говоря больше ни слова, доктор скользнул в сторону мусоропровода. В мгновение ока он вытащил оттуда два каких-то тяжелых предмета и метнул – один в Хайда, другой – в пол.
Снаряд, угодивший в грудь вскочившему на ноги Джейсону, оказался на удивление мягким и непрочным. Он лопнул, и фельдшер моментально промок до нитки. Пакет с кровью, в ужасе догадался Хайд. Другой – разорвался на полу, брызгая на все вокруг.
А Сик уже сбежал, хлопнув дверью. Джейсон бросился за ним, забыв и про топор, и про свои вещи. Навалился на дверь, но та не открылась, только дрогнула под его весом.
Ржавые ушки на серой двери! Убийца его запер!
Он срывал голос, выкрикивая самые крепкие ругательства, какие были известны ему. Больно ударял руки и ноги о дерево – что было сил колотил в серую дверь. По его измазанному кровью лицу прочерчивали дорожки капельки пота и слезы злости и бессилия.

Майор Пейн добавил 26-08-2008 в 20:00:21:
В засаде Майкл Хантер и Аластор Ил сидели уже около получаса. Подобные мероприятия инспектор не любил и в основном из-за личного дискомфорта, с которым сталкивался: ни тебе зевнешь, ни почешешься, ни по нужде сходишь, а в случае чего – замирай и не дыши. Но, когда знаешь запрет, все три дела как назло сразу хочется, такая уж натура людская. Вот и сейчас пакостный внутренний орган в области таза напомнил о себе. Аластору было хуже, т. к. он был заядлый курильщик, и, судя по хмурому виду, уже весь извелся. Хантер, который по непроизнесенному согласию был в данный момент в паре главный (Ил на самом деле испытывал его в качестве лидера), так и быть, кивнул ему: можно. Агент Бюро тут же задымил.
Засаду осложняли не только внезапные потребности господ сыщиков, но и место проведения операции. Ведь место – дом, который вот-вот должен был развалиться, в преступном районе – был хуже не придумаешь. Полицейским постоянно приходилось отвлекаться на посторонние и ненужные вовсе шумы – боялись пропустить главное.
И вот они услыхали внизу шаги. Аластор тут же поднял оружие, а Хантер, уже с пяток минут глядящий неотрывно на циферку “8”, прислоняясь к стене, от неожиданности вздрогнул так, что с потолка прямо на него посыпалась известь, и от того чихнул. Испугавшись потерять подозреваемого, оба замерли. Но ничего – немного погодя, еле слышимое шарканье продолжилось. Оно было непродолжительным и вскоре стихло. детективы выдохнули: «Не наш!»
Аластор присел на радиатор под окном; Хантер принялся мерить шагами лестничную клетку, разминая затекшие ноги. С момента анонимного звонка прошло три четверти часа.
Внезапно многими метрами ниже раздался хлопок. Это Сик выбежал с площадки четвертого этажа, но детективы и не догадывались о существовании убийцы. Почти сразу за хлопком послышалась кучерявая брань.
Поначалу Майкл не придал шуму значения – мало ли что происходит в этом жутком доме. Но выкрикивающий непотребности голос был ему знаком, и слышал Хантер его не далее как пару часов назад в своем кабинете.
- Ал, это кричит Джейсон Хайд, - быстро сказал он. – Я просчитался, он на четвертом!..
Полицейские устремились вниз, перепрыгивая ступени. Седьмой этаж; шестой; пятый.
И четвертый.
Хайд продолжал колотить в дверь, словно и не заметил грохота, с которым спускались сыщики.
- Это еще что? – удивился Ил, показывая на висящий на двери замок.
Подозреваемый, наконец, услышал близкие голоса с другой стороны и притих.
- Отойди, - сказал Хантер и извлек из кармана скорчер. Надавил на кнопку, и из маленького сопла вырвалось высокотемпературное пламя, которым он разрезал замок напополам. Дужки со звоном упали на пол.
Детективы отошли чуть назад и замерли с оружием наготове. Преступник со стороны квартир не предпринимал никаких действий. Эта немая сцена продолжалась несколько секунд и все, что нарушало тишину, было дыхание полицейских и Хайда.
Первым стал преступник. Он выбил дверь так сильно, что та чуть не слетела с петель.
Легкая и деревянная дверь отлетела в стену и задела инспектора Хантера по носу. Тем самым сломала его. Схватившись за дважды сломанный нос, Хантер отшатнулся назад.
В зажатый кулак хлынула кровь, и потому Майкл не смог отчетливо разглядеть, что случилось с Аластором. Вроде бы каким-то длинным и тяжелым, но неострым предметом Хайд, как копьем, ударил агента в живот и долей мгновения после, так, что два удара почти слились, - под подбородок. Ил вскрикнул от боли и, неловко падая, приложился головой о перила.
Хантер, вновь попытался атаковать, но тут же получил удар ногой в пах. В этот момент, однако, он вспомнил про скорчер, и в неразберихе у него получилось ожечь руку преступника. Лицо Хайда исказилось от внезапной боли, но, несмотря на это, он еще раз лягнул Хантера. Быстро развернулся, попытался сбежать вниз по лестнице.
Лежащий на полу Аластор поднял пистолет и, не целясь, выпустил три пули. К несчастью, попала только одна – в ногу преступника, в мышцу выше бедра. Особого урона выстрел ему, видимо, не причинил, потому что он продолжил побег, почти не потеряв скорости…
- Чем это он тебя? – спросил Хантер, помогая Аластору подняться. Майкл говорил в нос и держал голову кверху: пытался унять кровь.
- Топором, - слабо ответил агент Бюро. Придержав дверь, он заглянул на лестничную клетку. От картины, которую увидел Ил, стало совсем дурно.
- Ужасно, - сказал он Хантеру и осел на пол. – Сам он тоже весь в крови, заметил?
Майкл медленно вошел внутрь, опасаясь худшего. Зрелище, увиденное инспектором, поражало своей жестокостью и изощренностью. Все пространство от мусоропровода до дверей, ведущих в квартиры, занимала лужа темной густой жидкости; ей же были выпачканы стены и двери неработающего лифта; даже окно было чуть забрызгано. В центре лужи, раскинув руки, лежал на спине не подававший признаков жизни человек.
Подобное уже произошло, подумал Майкл. В доме Джейсона Хайда.
Анонимный вызов.
Уйдет ведь, - простонал держащийся за голову Аластор.
Вдруг с улицы послышались такие знакомые звуки полицейской сирены. Сквозь стекло в кровавых капельках Майкл увидел проблесковые маячки пяти въезжающих во двор патрульных машин.
- Не уйдет, - улыбнулся он. – И брать его будем мы.

Майор Пейн добавил 26-08-2008 в 20:00:39:
Давайте взглянем на ситуацию с точки зрения беглеца. Представьте, что вы – Джейсон Хайд.
Что есть сил, вы бежите. Вы не задумываетесь о направлении и последствиях – вы полностью полагаетесь на ваши рефлексы и интуицию, которые с самого начала дня служат вам компасом. Сейчас они напряглись – работают с удвоенной силой – и приказывают вам бежать как можно дальше отсюда.
Вы не обращаете внимания на кусочек свинца в ягодице, потому что знаете, что если вы остановитесь, если в кровь перестанет выделять адреналин, вы почувствуете такую жгучую боль, которая обездвижит и скрутит вас крепче любых пут или паралитического газа; лишит последних сил и заставит упасть куском плоти на землю. Вы чувствуете запаха горелого мяса. Умоляю, не глядите на свою кисть, иначе от вида собственных тлеющих кожи и мышц вас вытошнит, и вы потеряете драгоценное время.
Все, что не убивает вас, делает вас сильнее. Вы обязаны остаться в сознании и перебороть эту ночь. В противном случае, упав прямо здесь, вы на остаток жизни потеряете волю и разум и, обездвиженный, будете заключены в плексигласовую колбу. Именно такое наказание ждет вас в современной нейроподавляющей тюрьме.
Вы пребываете в одномоментном смятении и отчаянии: единственная надежда исчезла, ваш друг оказался злейшим врагом. И наоборот. Вы запутались, и у вас кружится голова.
Похоже, ваш единственный путь – это путь наружу, на улицу. Вы выберетесь отсюда, свежий воздух прояснит ваши мысли, вы найдете убежище и на следующий день начнете сначала. В конце концов, уйдете в бега здесь, в Алом Коридоре. Вас никто не найдет.
Чтобы не упасть, вы светите под ноги импровизированным фонариком – своим мобильным телефоном. Дисплей светится лишь несколько мгновений, телефон тревожно пищит, сообщая о разряженном аккумуляторе, и вы остаетесь в кромешной темноте. Но вы успеваете разглядеть на стенах похабные надписи о мэре и понимаете, что вы спустились на первый этаж.
Вы ковыляете к железной двери и уже готовы толкнуть её плечом, но… С улицы слышатся хлопки, скрипучая беготня по свежему снегу, обрывистые фразы и главное, сирены. Вы выплевываете короткое ругательство и держите путь назад. Дергаете ведущую на лестничную клетку дверцу, и – чудно – первая оказывается незапертой.
Ваши глаза отчасти попривыкли к темноте, поэтому вы сразу примечаете единственную открытую квартиру. Зияющая дыра проема словно пытается поглотить окружающее пространство и больше всего походит на разинутую пасть крупного хищника. Жуткости добавляет гул сквозняка где-то внутри квартиры, но вы, не обращая на него внимания, бросаетесь внутрь.
Сразу от входа вы сворачиваете влево, потому что вам кажется, что справа от вас сплошная стена. Это не так – если пройти немного дальше и свернуть за угол, вы обнаружите небольшую кухоньку и, быть может, даже стоящего недвижимо в нише вытяжки человека. Но ни вы, ни ваши преследователи спрятанную комнатку не заметите.
Вы походите коридор, входите в обширное помещение. Оно будто составлено из двух одинаковых половин; и действительно – вскоре вы замечаете осколки, крошащиеся каменные блоки, торчащую из стен арматуру и т.д. и понимаете, что здесь ранее была перегородка. Впотьмах вы натыкаетесь боком на кресло, задеваете стеклянный столик и только чуть не падаете, оставляя грязно-кровавые следы на пыльном паркетном полу и мебели. В воздухе красиво плавают былинки, которые вы различаете в лунном свете, пробившемся сквозь доски, сплошь прибитые на окно с другой стороны; оно заколочено, потому что нет стекла, и влетающий через щели ветер колышет эти самые частички.
Вам необходимо спрятаться, решаете вы. Варианта, кроме как огромного шкафа с зеркалом, у вас нет. Вы влезаете внутрь, закрываете за собой дверцу-купе и затаиваете дыхание.
Вскоре в комнату вбегает ваша погоня, но пока они находят лишь собственные отражения в зеркале. Вы неизвестным образом ощущаете, насколько эти люди озлоблены из-за исхода в вашу пользу потасовки наверху и испытываемой физической боли. Один из них пытается заговорить с вами, в его голосе чувствуются наигранно-ласковые интонации, как если бы он говорил с душевнобольным.
- Джейсон, - произносит он. – Ну, отзовись, отзовись…
Но терпение второго скоро лопается.
- Где ты тварь, - как ни странно, таким же тихим тоном говорит второй преследователь. – Я ведь тебя из-под земли достану…
И вы понимаете, что помощи ждать неоткуда и что если полицейские найдут вас, а не вы сами сдадитесь, будет намного хуже, ведь преследователи после картины наверху имеют полное право убить вас, но не задерживать, и скорее всего, они хотят именного этого. Поэтому вы выходите из убежища. На звук полицейские поворачиваются в вашу сторону. Вы не видите не то что лица – даже фигуры, т.к. вас ослепляют яркие лучи фонарей. Тем не менее, стволы наставленных на вас пистолетов вы различаете достаточно явственно.
Ваш последний шанс.
- Тупицы! – кричите вы, - неужели вы не поймете, что я невиновен? Как, по-вашему, я сам запер себя на висячий замок?..
И еще что-то, еще… Но мысли ваши устремляются в какие-то другие места и дали из прошлой жизни: вам в мозгу являются ваши родители, друзья и сослуживцы; любимая девушка, такая красивая и недосягаемая тоже является вам; вы вспоминаете знаковые события из жизни, войну, кинофильмы, книги, долги за квартиру и т.д. и т.д.; словом, тысячи и тысячи мыслей и воспоминаний в эту секунду проносятся в вашей голове, пока вы находитесь под прицелом.
Но будто бы фонарик одного из полицейских дрогнул, осветил его недоуменную физиономию – значит, вам удалось, удалось пробудить в нем сомнения!
…Вам кажется, что за спинами полицейских мелькнул чей-то силуэт, и вы хотите сообщить и об этом…
Поздно. Воздух взорвало грохотом выстрела.
Отсюда, мать твою, выход только через крышу
Old Post 26-08-2008 19:57
Майор Пейн отсутствует Посмотреть данные 'Майор Пейн' Отправить Приватное Сообщение для 'Майор Пейн' Найти другие сообщения 'Майор Пейн' Добавить Майор Пейн в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
MoNiTeam
(Теоретик полураспада)

Зарегистрирован: Nov 2007
Проживает: Украина/Николаев
Написал: 250 сообщений

Оценка: 10 Votes 10 чел.

Сообщение #767521
Издеваешься...да? Требую 7-ю главу! Какбудто жду Эпизод 3, давай!
Йа коровко!
В контакте
Я знаю мир: в нем вор сидит на воре,
Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом,
Бесчестный- честного стыдит,
А капля счастья тонет в море горя...
Old Post 15-09-2008 15:07
MoNiTeam отсутствует Посмотреть данные 'MoNiTeam' Отправить Приватное Сообщение для 'MoNiTeam' Найти другие сообщения 'MoNiTeam' Добавить MoNiTeam в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
 
ColdMan2
(Member)

Зарегистрирован: Jul 2012
Проживает: Papua-New Guinea/Port Moresby
Написал: 36 сообщений

Оценка: 0 Votes

Сообщение #1084646
Вот тоже был когда-то замечательный просто рассказ. И как жаль, что так и не был закончен...

Надо бы перечитать снова.
Old Post 22-02-2013 19:40
ColdMan2 отсутствует Посмотреть данные 'ColdMan2' Отправить Приватное Сообщение для 'ColdMan2' Найти другие сообщения 'ColdMan2' Добавить ColdMan2 в Список Друзей
Править/Удалить Сообщение Ответить с Цитированием
Все время в GMT . Сейчас 08:39.
Создать Новую Тему    Ответить

Быстрый ответ
Ваше Имя:
Хотите Зарегистрироваться?
Ваш Пароль:
Забыли свой Пароль?
Вы можете оставлять свои комментарии анонимно, просто введя свои имя и оставив пустым поле пароля.
Ваш ответ:

[проверить размер]
[транслит в win] | [?]
[русская клавиатура]

Дополнительно: Подтверждение по E-Mail


Быстрый переход:
 
Оцените эту Тему:
 

Правила форума:
Создание Тем не разрешено
Создание Сообщений разрешено
Создавать Вложения не разрешено
Редактирование Сообщений не разрешено
Коды HTML запрещены
Коды форума разрешены
Смайлики разрешены
Коды [IMG] запрещены
 

ђейтинг@Mail.ru